?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


                            



                                         
                                       
                       
630957_900                

  




7c147dcc7d4b236441d0912e05d955e2


Где последний приют солдата?
                                                           Кто заплачет о нем навзрыд?
                                                           Ведь считали же мы когда-то,
                                                           Что никто у нас не забыт.
                                                               М. Матусовский

Песни на стихи нашего известного земляка Михаила Матусовского (1915-1990) поет весь мир. Причем «Подмосковные вечера» - на русском языке.

    Когда в любимом нами родном Луганске цветет акация, на память невольно приходят слова из романса к фильму «Дни Турбиных»:
«…белой акации гроздья душистые
ночь напролет нас сводили с ума».

Больше всего песен у поэта о Великой Отечественной войне. Ведь Михаил Матусовский  с первых дней войны был на фронте в качестве военного корреспондента.

    Защита кандидатской диссертации М. Матусовского по теме «Очерки поэтического стиля древнерусских воинских повестей периода татарского нашествия на Русь», назначенная на 27 июня 1941, года прошла  в отсутствие соискателя.  В это время он был уже на фронте.

    О первом дне  войны Михаил Матусовский написал много позже в книге воспоминаний «Семейный альбом»:
«Куда было кинуться 22 июня сорок первого года, в день, полный ожиданий известий с фронта, прощальной грусти военных маршей, передаваемых по радио.
Я направился в дом, именуемый Домом Друзей, где жили Павел Григорьевич Антокольский и его жена…  Первыми, кого я увидел здесь, были Нина и Микола Бажаны, застигнутые войной по дороге на Киев и укрывшиеся в доме Антокольских, как прячутся от внезапной грозы.
Могли ли мы предугадать тогда или предчувствовать, что кому из нас  уготовано судьбой?  И Павел Григорьевич не знал, какою ценой ему суждено написать одну из своих лучших поэм; а герой будущей поэмы, Вова, жил пока в узком арбатском переулке, с неутраченным детским интересом рассматривал альбомы марок…
Он погиб восемнадцатилетним мальчиком, младшим лейтенантом, в местах, координаты которых точно обозначены в поэме «Сын»: «в районе Жиздры, западней Орла».
…И Миколе Платоновичу Бажану даже во сне присниться не могло, что он лишится Днепра, аистов, которых нежно зовут «лелеками», улиц, сбегающих вниз или круто забирающихся в гору, киевских каштанов и соборов и всей Украины, и немало надо будет ему исколесить шоссейных и грунтовых дорог, пролить слез над письмами, доставленными через огненную линию фронта, поползать на животе по взрыхленному взрывами снегу, покуда вновь, хатына за хатыною, тополя за тополею, село за селом, не воротим мы эту многострадальную землю обратно».

matusovsky14Михаил Матусовский прошел всю войну от первого до последнего дня корреспондентом газет Западного, Северо-Западного, Второго Белорусского фронтов.

         День Победы застал его в Померании. Редактор газеты требовал стихи в номер, посвященный Победе.  Стихи не писались: «Так все перекипело и выгорело внутри, так долго мы ждали этого, что все слова казались пустыми и немощными».

    В 1945 году  М. Матусовский, находясь далеко от Родины, написал такие строки:

Однажды вдали от отцовского дома,
Шагая слепыми путями войны,
Под небом чужбины, где все незнакомо,
где даже рассветы угрозы полны,
Где пепельной пылью дорога покрыта,
Где отдых короткий нам выпал на час, -
Нашел я на рельсах кусок антрацита
И тихо сказал ему: «Здравствуй, Донбасс!»       1005992888 (1)

    В 1992 году,  уже после смерти поэта, вышла последняя книга стихов Михаила Матусовского «Горечь». В ней снова, обнаженно и жестко, звучит тема минувшей войны.
         В разделе книги под названием «Свободное дыхание» вы найдете несвойственные для пера поэта-песенника  стихи в прозе
«Дом в Ложинах»
                            «И было абсолютно неизвестно, кто должен возвратиться в дом в Ложинах, а, кто, не дописав последней строчки и не успев доснять последних кадров, укрыв собою ледяную землю, останется лежать под Фанзаводом…»
«Прощание с командармом»
    «Ну да что ж это в самом деле, как такое могло случиться, почему мы не отстояли командарма Шестой Воздушной, - человека, что не однажды расправлялся с самою смертью, что из всех положений в схватке выбирал острие атаки, что за годы войны ни разу не показывал немцам спину…»
«Уроки хлеба»
                «…самый опытный мастер, стараясь испечь этот хлеб несчастья и отруби смешивая с мукою, не смог воссоздать его вкус и запах, - безумье ночной воздушной тревоги или внезапного артналета, молчанье очереди за хлебом, встающей у булочной до рассвета, привкус окалины или горя и этот страх не дойти до дома, шагая по Кировскому проспекту»
«Разве я когда-нибудь забуду…»
                «Разве я когда-нибудь забуду это щемящее чувство братства, когда у вас все становится общим; и эта поляна в солнечных пятнах, и эти разрывы над головою, и боль, которую не ослабить даже воздействием пантопона, когда вы сидите настолько близко, что разобрать уже невозможно: твоя это кровь или кровь чужая…»

KxsVYL0krBI     В своих воспоминаниях Михаил Матусовский  сожалел, что не успел рассказать обо всех достойных людях, которых встречал на фронтовых  перепутьях. О тех, кто трясся с ним в кузовах случайных попуток, кто лежал в кюветах под бомбежкой, кто вытаскивал его на плащ-палатке с поля боя: дружелюбных, совестливых, бескорыстных и самоотверженных.

                В сырых землянках, в сумраке траншей-
                Нигде я не встречал плохих людей…
                Казалось, здесь Россия собрала
              Все лучшее, что только лишь могла.

«Лично для меня тема войны не кончилась и не кончится никогда», - писал Михаил Матусовский.

      13192380  И опять о войне, о войне,
          О пурге, обжигающей лица,
          О седой обгорелой стерне,          
          Где почти невозможно укрыться…
          Об уменье не высказать страх,
          Леденящий нам душу некстати.
          О разведчике, раненом в пах,
          Умирающем  рядом в палате…
          О  защитного цвета броне,
          О прицельном и кучном огне,
          О намокшем шинельном сукне,
          О бумажных крестах на окне…
          И опять – о войне, о войне –
        О  другом  пусть напишут другие.                                      
 

   

d41c69bcea652b0ec8da123e10977819 1005764578 e26634f75fa3f7b790be9138d4e05512 img22







Метки

Profile

lylabon
Lylabon



Разработано LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono