?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

1         2


Сергей Донатович Довлатов ленинградский интеллигент и известный русский писатель - родился в сентябре 1941 года  в Уфе, где его  семья находилась в эвакуации. С 1944 года они вернулись в Ленинград. После окончания школы Сергей поступил  в ЛГУ на филологический факультет.  Но, проучившись два года,  загремел в армию. Служил во внутренних войсках Республики Коми, охранником в исправительной колонии.

По словам Иосифа Бродского,  знавшего Довлатова по Ленинграду и близко общавшегося с ним в Америке, когда оба были выдавлены системой в эмиграцию, Сергей вернулся из армии «как Толстой из Крыма, со свитком рассказов и некоторой ошеломлённостью во взгляде».

4
Начинающий автор пытался напечатать свои рассказы, но безуспешно. Рукопись повести «Зона» стала книгой только в эмиграции.

Сергей снова поступил в ЛГУ, теперь  на факультет  журналистики. Работал в студенческой многотиражке. Три года, с сентября 1972 по
5март 1975, жил и работал в Таллинне в разных газетах. Истории из журналистской практики в эстонских газетах позже вошли в книгу Довлатова «Компромисс».

Молодой автор не оставлял попыток издать свои рассказы. Но книга под названием «Пять углов» так и не увидела свет. Ее набор был рассыпан по указанию КГБ.


Лишь одна повесть и один рассказ, из всего написанного Довлатовым, были опубликованы в литературно-художественных журналах, но ни одна из его книг так и не была издана в СССР. Хотя, по его же словам, куда бы он ни приносил свои рассказы, всегда слышал только комплименты: «Никто не выразил сомнения в моем праве заниматься литературным трудом».

Довлатов публиковался в самиздате, а с 1975 года и в русскоязычных изданиях на Западе. И однажды настал такой момент, когда не видящий никаких перспектив в родной стране, Сергей Довлатов решился на эмиграцию.

С 1978 года  и до своей смерти от сердечной недостаточности 24 августа 1990 года Сергей Довлатов жил и работал в Нью-Йорке. За 12 лет жизни в Америке было издано его 12 книг.  Тиражи были небольшие, но книги имели успех у читателей и критики.

7
Все произведения Довлатова, по сути,  автобиографичны. «Зона», «Компромисс», «Заповедник», «Наши», «Чемодан», «Иностранка» - это не просто названия его книг, это этапы его жизненного пути. Материалом для создания текстов была его собственная жизнь, жизнь его друзей, близких, знакомых и малознакомых людей.

Жанр, в котором выступал Довлатов, он сам определил как псевдодокументализм. Он говорил, что его рассказы – это выдумки, замаскированные под документальные события.

В предисловии к своей книге «Зона» Довлатов лукавит, когда пишет: «Выдумал я лишь те детали, что несущественны. Поэтому всякое сходство между героями книги и живыми людьми является закономерным. А всякий художественный вымысел – непредвиденным и случайным…».

Довлатов тщательно работал над текстом. Он даже  придумал для себя литературный прием: в законченном предложении не должно быть слов, начинающихся на одну и ту же букву.  Это помогало ему искать  «незатертые»  слова. Так что, думается, и вымысел, и художественная форма его произведений отнюдь не случайны, а очень даже выверены.

Об этом очень точно написал друг Довлатова А. Генис: «…за этим документальным повествованием, за этим псевдокопированием речевой реальности стоял особый художественный принцип, превращающий анекдот или зарисовку в законченное литературное произведение высокой пробы».

Довлатов использовал еще один занятный прием: версии одних и тех же событий он неоднократно менял, одни и те же слова он вкладывал в уста разных действующих лиц. Он даже собственный день рождения называл  неточно, ставил разный год отъезда за границу, по-разному рассказывал историю знакомства с женой, в общем, мистифицировал читателя. Фактические ошибки Сергей Довлатов называл особенностью своей поэтики.

Принято думать, писать и говорить, что Довлатова не печатали в стране Советов, потому что он критиковал советское общество, жизнь советских людей.

Но внимательный читатель не может не видеть, что содержанием книг Довлатова являются грустные и веселые наблюдения за людьми и их жизнью по разные стороны океана. Сергей Довлатов грустно смеется над человеческими слабостями и человеческой глупостью, которые не зависят от страны проживания.
6Вот  пример из «Иностранки»: «В Америке Зарецкий стал учителем. Он всех учил.  Евреев – православию, славян – иудаизму.  Американских контрразведчиков – бдительности. Всеми силами он боролся за демократию. Он говорил:- Демократию надо внедрять любыми средствами. Вплоть до атомной бомбы!...».

В январе 1988 года в интервью Джону Глэду Сергей Довлатов озвучил такую свою мысль: «Одним из серьезных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится… совершенно естественным, а норма, то есть поведение доброжелательное, спокойное, сдержанное, интеллигентное, - становится все более из ряда вон выходящим событием.
…вызвать у читателя ощущение нормы… может быть, в этом и заключается задача, которую я предварительно перед собой не ставил, но это и есть моя тема…  Если нужны красивые и, в общем, точные и верные слова, то это попытка гармонизации мира».

Если вы ощущаете, что безумство современного мира зашкаливает, если у вас есть желание привести в норму свои чувства и мысли, читайте прозу Сергея Довлатова.
Его простые сюжеты, внятные герои, прозрачная ткань повествования, неиссякаемое чувство юмора, если и не приведут в норму окружающую действительность, то, как минимум, изменят ваш взгляд на нее.

Литература:

1.      Довлатов С.
Собрание сочинений: В 4 т. Т. 1-4/ Сост. А. Ю. Ардов.- СПб:  Азбука-классика, 2003.

2.      Довлатов С.
Малоизвестный Довлатов: Сборник.- СПб: АОЗТ «Журнал «Звезда», 1997.- 512с.

3.      Генис А.
Довлатов и окрестности.- М.: Вагриус,1999.- 299 с.

4.      Сухих И.
Сергей Довлатов: время, место, судьба. – СПб: Азбука, 2010.- 288 с.

5.      Глэд,  Джон.
Беседы в изгнании: Русское литературное зарубежье.- М.: Кн. палата, 1991.- 320 с.

Метки

Profile

lylabon
Lylabon



Разработано LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono